17.03.2022

А ВАЗ Я ПОПРОШУ ОСТАТЬСЯ! КАКУЮ ЗАМЕНУ НАЙТИ УХОДЯЩИМ ЗАПАДНЫМ КОМПАНИЯМ

 

aifЗа минувшую неделю более 300 иностранных компаний заявило об уходе с российского рынка. Кто-то (и таких меньшинство) решил совсем свернуть деятельность здесь. Кто-то заявил о временном прекращении работы или сокращении финансирования. Что ждёт их сотрудников и всех нас, потребителей?

 

«ПОВОДОВ ДЛЯ ПАНИКИ НЕТ!»

Эта фраза лучше всего характеризует настроение работников на предприятиях компаний, которые «поставили на паузу» свою деятельность в России.

 

В Нижнем Новгороде остановлена сборка автомобилей Volksvagen и Skoda на площадке Группы ГАЗ. Это производство работало с 2011 г., нынешнее соглашение с германским автомобильным концерном действует до 2025-го. По официальной информации, на нижегород­ской площадке сейчас «временный простой». Сотрудникам сохранили две трети среднемесячной зарплаты и социальные гарантии.

 

«Нам объяснили, что производство приостановлено из-за отсутствия полупроводников. Такие ситуации уже бывали. А сейчас время их доставки ещё больше удлиняется, поскольку есть проблемы с логистикой, – говорит работник производственной площадки, просивший не называть его имени. – Две трети зарплаты, которые нам выплачивают за вынужденный простой, для Нижегородской обл. сумма приличная, не бедствуем. Предварительно к работе мы должны приступить с 11 апреля, но станет ли эта дата окончательной, пока понимания нет».

 

По словам нашего собеседника, некоторые его коллеги радуются возможности отдохнуть, получая при этом деньги: «Но для меня лучше вернуться в нормальный рабочий график». Он предполагает, что при необходимости сотрудники производства Volkswagen смогут легко найти равноценную работу на ГАЗе (автозавод собирает «Газели», грузовики и др.).

 

БЕЗ СТУЛА НЕ ОСТАНЕМСЯ

Много шума наделала компания IKEA, которая ещё 3 марта объявила об уходе с российского рынка. Такой резонанс объясним – в российских регионах в магазинах компании и на предприятиях, производивших продукцию для них, трудились десятки тысяч человек. К примеру, в Республике Татарстан IKEA сотрудничала с Поволжским фанерно-мебельным комбинатом в Зеленодольске, где работает порядка 900 человек. На предприятии гордились, что все икеевские табуреты марки FROSTA и KYRRE, а также каждый десятый кроватный блок, продававшиеся в магазинах сети, были произведены у них. Продукция фабрики шла в 26 стран мира. Кроме того, комбинат поставлял шведам раскроенную фанеру, шпон и другие материалы.

 

Радости новость об уходе шведской компании из страны на предприятии не вызвала, но шока тоже нет. «Мы сожалеем, что крупная мебельная сеть, которая была нашим партнёром долгие годы, уходит из России. Но ООО «ПФМК» продолжает работу со всеми своими партнёрами и исполняет все свои договорные обязательства. Мощности, работавшие на IKEA, перенаправляются на другой ассортимент», – сообщает пресс-служба комбината.

 

В администрации Зеленодольского района «АиФ» сообщили, что вопрос о будущем комбината – сохранится он или закроется – даже не поднимался. Нет никаких известий о массовых увольнениях или напряжённости на ПФМК и в местных пабликах.

 

– Слухи ходят разные, но официально не было никаких приказов о сокращении или переводе на какой-то особый режим работы, – рассказал работник ПФМК Алексей П. – Наоборот, люди нужны, на комбинате много вакантных мест. Зарплата маленькая, а работа тяжёлая. Боимся, что платить теперь ещё меньше будут.

 

– Хочу отметить, что IKEA не ушла, а только приостановила свою деятельность до конца марта, – подчёркивает гендиректор Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России Тимур Иртуганов. – Да, это событие стало для многих неожиданностью и коснулось нескольких предприятий в стране. Но я считаю, что никакой трагедии в этом нет. Напротив, для производителей это новые вызовы и шансы. Российские мебельщики могут и по ценовой политике, и по ассортименту конкурировать с IKEA. Другое дело, что у ряда предприятий возникнет вопрос по сбыту продукции, но тут важно подстроиться под новые времена и найти свою нишу.

Свою нишу отечественные мебельщики ищут, и порой – достаточно успешно. «Предприятие мы открыли в 2014 г., – рассказывает создатель бренда Tufi toys Максим Сиволобов из Вологды. – За эти годы удалось наладить небольшое производство. Нашу детскую мебель – комплекты, растущие стулья, кровати и пр. – сейчас продаём по всей России. Расширяем ассортимент, за последний год ввели мебель с мягкой основой. Мы могли бы работать активнее, но мешает несколько моментов. Первое: постоянно дорожает мебельная фурнитура – она зависит от курса валют. Только за последнюю неделю мебельные винты, которые мы закупаем в Китае, подорожали в два раза. А рост цен на фанеру составил за 2 года практически 200%. Очень ждём от государства, чтобы оно занялось регулированием цен на сырьё и комплектующие и помогло производителям в поисках рынка сбыта продукции».

 

«НОВОЕ МЕСТО НЕ ИЩЕМ»

Продолжит работу и завод PepsiCo в Азовском районе Ростовской обл., хотя ранее американская корпорация заявила о частичном уходе с российского рынка. «Снеки и молочка здесь как производились, так и производятся. Все работают», – рассказал один из сотрудников завода. Ведь решение о прекращении работы касалось напитков, инвестиций и рекламной деятельности. Ранее в PepsiCo заверили, что продолжат выплачивать зар­плату 20 тыс. сотрудников предприятий и 40 тыс. сельхозработников, занятых в цепочке поставок на территории России.

 

Нет панических настроений и у работников сети ресторанов «Макдоналдс». «Искать новое место я пока не планирую, никого из ресторана не уволили, всем сохранили оклады. Директора и менеджеры будут продолжать ходить на работу и заниматься бумажными делами, а те, кто работает на прилавке и раздаче, останутся дома. В зарплате последние, конечно, потеряют, потому что к окладу им добавляли наценки за переработку», – рассказывает сотрудник «Макдоналдса» из Ростовской обл. По его словам, руковод­ство сообщило, что закрытие ресторанов – явление временное, к лету заведения планируют открыть вновь.

 

Подавляющее большинство сотрудников сети планирует подождать с трудоустройством. Работают здесь в основном молодые люди. Весной обычно набирали студентов на сезонную работу, но в этом году набор остановлен. Зарплаты у менеджеров начинались от 35 тыс. руб., у «прилавочных» и «раздаточных» – от 25 тыс.

 

ОТКУДА НАЧНЁТ РАСТИ БЕЗРАБОТИЦА?

Заместитель руководителя думской фракции «Единой России» Андрей Исаев заявил, что уход из России иностранных компаний создаст угрозу сотням тысяч рабочих мест. «АиФ» сделал соб­ственные подсчёты.

 

Самые большие проблемы могут возникнуть в общепите, где на 3 месяца приостановил работу крупнейший зарубежный работодатель – McDonald’. Вместе с ним такое намерение выразили владельцы кофеен Starbucks и части ресторанов фастфуда KFC. Эти три сети дают работу 69 тыс. человек, в том числе – многим студентам. А на предприятиях, которые поставляют для них продукты питания, заняты ещё 100 тыс. человек.

 

Немало рабочих мест создано в иностранном секторе пищевой промышленности. Только в PepsiCo, Coca-Cola и Heineken – почти 28 тыс. Уже отправили или заявили о намерении оправить сотрудников в незапланированный отпуск сети модной и спортивной одежды, парфюмерии и косметики: H&M, Zara, Bershka, Louis Vuitton, Mango, Uniqlo, Adidas, Nike, «Иль де Ботэ». Это не меньше 1800 магазинов и еще 28 тыс. человек. И 15 тыс. работников «отдыхают» сейчас в мебельных магазинах и на фабриках IKEA.

 

Есть опасность, что надолго или навсегда прекратят сборку своих машин в России западные корпорации Volkswagen, Volvo, Merсedes-Benz, BMW и Ford. В производствах, созданных ими, участвуют 9 тыс. работников. Но корейская компания Hyundai и французско-япон­ский альянс Renault-Nissan останавливали конвейер в последние дни не по политическим причинам, а из-за нехватки импортных комплектующих.

 

Всего «АиФ» изучил ситуацию в 35 заметных иностранных компаниях, включая производителей промышленных товаров и программного обеспечения. Занято в них не менее 165 тыс. человек. Кто-то, как пишут в соцсетях, уже потерял работу. «Такое может наблюдаться в небольших магазинах, где множество людей работает по договорам, которые работодатель может расторгнуть в любой момент, – считает зампредседателя ФНПР Александр Шершуков. – Но мы обзвонили предприятия, где есть профсоюзные организации, и профсоюзные лидеры сообщили, что всплеска увольнений и сокращений у них нет. Иностранные компании, остановившие работу, оплачивают простой. На той же IKEA подумывают в будущем снова открыть магазины. Значительно сильнее тревожит то, что выросли кредитные ставки, инфляция и осложнилась международная торговля. Предприятиям теперь будет труднее зарабатывать, повышать зарплаты и сохранять рабочие места».

 

«Безработица будет усиливаться по мере развития нового кризиса, главные причины которого – макроэкономический шок и разрыв хозяйственных связей России с внешним миром, – считает замдиректора Центра трудовых исследований ВШЭ Ростислав Капелюшников. – Это похоже на начало 1990-х гг., когда разорвались экономические связи внутри страны. Но на этот раз общее количество безработных не достигнет рекордных значений. Этот процесс будет смягчаться увеличением неполной занятости, удешевлением рабочей силы за счёт высокой ин­фляции. К тому же у российского бизнеса теперь есть рыночный опыт, позволяющий занять освобождённые иностранцами ниши и пройти кризис с меньшими издержками, чем если бы такого опыта не было».

 

Атака на российскую экономику из-за рубежа требует быстро перестроить отрасли, зависящие от импорта и развивавшиеся в последние десятилетия с участием иностранного бизнеса. Какие возможности есть для этого?

 

УЙДУТ ЛИ ОНИ НАВСЕГДА?

Большинство иностранцев пока поставили свой бизнес в России на паузу. Прекращены поставки товаров, заморожена реклама и новые проекты, но производство, как правило, работает. Датская компания Carlsberg заявила, что прекратит выпускать в нашей стране пиво под своими зарубежными марками. Но это не касается заводов «Балтика», которыми решено управлять как отдельным бизнесом. А PepsiCo не собирается останавливать выпуск молока «Домик в деревне» и йогурта «Чудо». «Все международные молочные компании работают и обеспечивают поставки в торговлю, — подтвердил гендиректор Национального союза производителей молока Артём Белов. — Полностью прекратить бизнес в России решила финская компания Valio, выпускающая плавленые сырки. Но пока она продолжает операционную деятельность. Прежде чем уйти с рынка, её владельцам придётся найти инвестора, который выкупит российское предприятие».

 

Правительство РФ ясно дало понять: оно не позволит иностранцам просто так бросить бизнес, оставив сотни тысяч людей без работы, покупателей — без товаров, а бюджеты — без налоговых поступлений. Да и самим иностранцам убивать налаженный бизнес невыгодно. Поэтому велика вероятность, что по мере ослабления остроты украинского кризиса многие вернутся к нормальной работе.

 

ВОПРОС-ОТВЕТ

Что будет, если РФ запретит экспорт древесины в «недружественные страны»?

Пример — автопром, где разительно отличаются позиции компаний с западными и восточными корнями. Ни совладелец «АвтоВАЗа» французско-японская Renaul-Nissan, ни корейская Hyundai антироссийских заявлений не делали. «Эти корпорации потратили в России так много денег и сил, что принудительная заморозка их инвестиций создаст огромные проблемы для их бизнеса по всему миру», — считает эксперт по автомобильному рынку, доцент РАНХиГС Павел Грибов.

По законам военного времени государство может и вовсе отобрать у саботажников бизнес. Но Артём Белов замечает: если государство вернётся на потребительский рынок через национализацию, возникнут риски, которые могут затормозить его развитие: «Сейчас в пищевой промышленности России нет гигантов в госсобственности. И это одна из причин, по которым наша отрасль растёт быстрее, чем экономика в целом».

 

Что мы можем потерять?

«В пандемию закрылись 30% ресторанов. Но нет такого, что негде стало отпраздновать торжество. И тем более такого не будет, если уйдёт McDonald’s, — уверен президент Федерации рестораторов и отельеров России Игорь Бухаров. — В бургерах нет ничего уникального, американский фастфуд в итоге заменят российские заведения. Более того, решение руководства McDonald’s о закрытии не поддерживают рестораны, которые принадлежат российским предпринимателям, использующим бренд этой сети по франшизе. В худшем случае они продолжат работу под другой вывеской». Такая же ситуация в KFC, где по франшизе работает больше 1000 ресторанов, которые точно не закрываются.

 

Доля PepsiCo и Coca-Cola в продажах газировки, соков и минералки — в районе 10%. «Эта ниша легко заполняется другими напитками под российскими брендами, — утверждает член правления Российской ассоциации экспертов рынка ретейла Сергей Илюха. — Колу торговые сети смогут выпускать под собственными торговыми ­марками. В прошлом такие попытки были. И если из России уйдут обладатели прав на оригинальные рецептуры, их можно будет копировать почти полностью».

 

Кроссовки в России не выпускаются. Но если тот же Adidas закроет продажи в нашей стране, его обувь не исчезнет. Легально или полулегально, но она будет импортироваться из азиатских стран и продаваться в других магазинах. То же произойдёт и с модной одеждой. Уменьшится выбор иностранных автомобилей. Однако и спрос на фирменные вещи и дорогую технику в стране, живущей под жёсткими санкциями, упадёт.

Заявила о приостановке продаж своих продуктов в России Microsoft, пригрозили уходом крупнейшие компании, выпускающие программы и устройства для бизнеса — SAP, Oracle, Cisco, Nvidia. Пользоваться их продуктами теперь станет небезопасно: могут быть информационные утечки, невозможно будет получить обновления. Но тем самым иностранные конкуренты сделали подарок российским программистам, заказов у которых теперь будет хоть отбавляй.

 

ЧТО НА ЗАМЕНУ?

ИТ-компании из России вполне на мировом на уровне. Как считают в ассоциации «Отечественный софт», наши разработчики готовы обеспечить переход страны на российские продукты. Уже сейчас в реестре российского ПО 13 тыс. программ. Есть и свои офисные приложения, и продукты, способные заменить операционную систему Windows. Как правило, они дешевле и более удобны в сервисе в сравнении с иностранными. Среди других преимуществ — высокий уровень безопасности и минимальный риск утечек, так как данные находятся на территории России.

 

ЧТО БУДЕТ С НАШИМИ МАШИНАМИ ПОСЛЕ ВВЕДЕНИЯ САНКЦИЙ?

Сложнее ситуация в автопроме. Лучшие вазовские модели нашпигованы зарубежными составляющими. «Недавнее исследование показало, что из деталей российского производства сейчас можно собрать только модели „Лада Нива“ и „Лада Нива Тревел“, — рассказывает Грибов. — Но на Ярославском моторном заводе есть опыт создания дизельного двигателя для грузовиков с высокой долей российских комплектующих. Есть завод „ОСВАР“ во Владимирской обл., выпускающий светотехнику. В Калужской обл. делают стеклоочистители и множество электронных датчиков, во Ржеве — стартёры для грузовиков и коммерческого транспорта. Вполне реально дополнить их ассортимент узлами и деталями для „Лады“, а в перспективе — и для иномарок, сборка которых сохранится в России. При необходимости модели „АвтоВАЗа“ можно полностью адаптировать под российские комплектующие за год. Но, скорее всего, такого радикального решения не потребуется, так как большинство деталей, используемых на заводе в Тольятти, из Китая и Турции, которые санкции не поддерживают».

 

При этом замена импортной начинки на отечественную не пройдёт без следа. По мнению Павла Грибова, из нынешней «Весты», самой современной модели «Лады», получится полноценный автомобиль, но в первые год-два его придётся производить в урезанной комплектации, например без мультимедийных систем, так как требуется время для освоения нового производства и поиска новых поставщиков.

 

Меньше будет в продаже одежды с европейскими лейблами, если Россию окончательно покинут испанская компания Inditex и шведская H&M, входящие пока в тройку лидеров российского рынка с общей долей 6%. Их фирменные вещи потеснят имитации и оригинальные модели из Китая, Турции, Бангладеш, Пакистана. И есть шанс увеличить представительство на витринах отечественных производителей, обеспечивающих пока не больше 18% продаж одежды в России.

 

«Качество изделий, сделанных в России, не хуже, чем у сделанных в Азии, — считает президент Российского союза предпринимателей текстильной и лёгкой промышленности Андрей Разбродин. — У владельцев модных брендов есть стремление наращивать производство в нашей стране, чтобы не зависеть от доставки продукции из-за рубежа. Оно усилилось с началом пандемии, а сейчас с ужесточением санкций ещё больше увеличится. Но отечественные фабрики уже полностью загружены. Важно, чтобы правительство помогло им получить льготные кредиты на расширение производства. И результат в виде роста количества отечественной одежды в магазинах не заставит себя ждать. Лёгкая промышленность — бизнес, позволяющий три раза в год обернуть каждый вложенный рубль. И если государство её поддержит, она сможет повторить успех сельского хозяйства, которого эта наша отрасль добилась после 2014 г., когда Россия впервые попала под санкции».

 

ЧЕМ ПОМОГУТ ВЛАСТИ?

Правительство РФ объявило мораторий на плановые проверки бизнеса до конца 2022 г. Продлена программа, по которой малые и средние предприятия, постра­да­в­шие в пандемию, могут получить 3%-ный кредит при условии сохранения 90% рабочих мест. А Москва показала пример поддержки предпринимателей, готовых работать вместо уходящих иностранных компаний.

 

Власти города решили выделить дополнительно 7 млрд руб. на льготное кредитование малого и среднего предпринимательства и не повышать арендную плату за принадлежащие городу землю и помещения. Не повышать ставки для своих арендаторов мэр Москвы Сергей Собянин по­просил и владельцев торговых центров. А столичным правитель­ственным департаментам и муниципальным заказчикам поручено отказаться от импортной продукции в пользу отечественной. Чтобы облегчить создание новых сетей фастфуда, власти города предоставят предпринимателям 500 млн руб. льготных кредитов. По такой схеме в Москве будут поддерживаться и другие отрасли.

 

Среди других мер помощи, которые изучает правительство РФ, – введение 6-месячного моратория на платежи в систему «Платон» за проезд по федеральным дорогам. Эти взносы делают владельцы большегрузных авто­мобилей. Их замораживание сдержит рост цен на перевозимые товары.

 

"Аргументы и Факты"

 

Все материалы >>

 

Адрес: г.Москва, ул.Малая Семеновская, д.3 
Схема проезда
Тел: +7 495 280 1548, Факс: +7 495 280 1085
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Портал о текстильной и легкой промышленности России
2022 © СОЮЗЛЕГПРОМ.  При использовании материалов прямая ссылка на источник обязательна.
Создание сайта - АйТи-Стандарт